Свежие комментарии

  • Сергей Овчинников
    Интересно, Вы случайно не блондинка? Не зная человека, выносите своё тупое суждение. К Вашему сведению, я не только у...Путин внес измене...
  • светлана Шавалина
    Щи варить тоже надо уметь,ВЫ даже гвоздя не умеете вбить ..а ещё мужик .Путин внес измене...
  • светлана Шавалина
    Ты-керзовый сапог....иди сам лечи свою армию..её уже никто с колен не подниметПутин внес измене...

Эксперимент ПФР. Как экономика России потеряла 2 трлн рублей на смене бюрократов

Эксперимент ПФР. Как экономика России потеряла 2 трлн рублей на смене бюрократов

 

Как, забыв о чиновничьих абмициях, можно было избежать заморозки пенсионых накоплений россиян, но не вышло.

С боем курантов 31 января закончится не только 2016 год — но и шестилетний эксперимент, затеянный социальным блоком правительства по передаче администрирования страховых взносов. В 2011 году они были переданы из ведения налоговой службы (до 2010 года взносы были объединены в единый социальный налог) Пенсионному фонду. И с 1 января вновь возвращаются под ответственность налоговиков.

Тогда никого и не скрывал,  что изначально вся эта история была затеяна исключительно с бюрократической целью.

Как объясняла тогда "социальный" вице-премьер Ольга Голодец, страховые взносы — это "возвратный платёж", который по "своей природе" не является налогом. И, дескать, неправильно, чтобы его собирала налоговая служба, а надо, чтобы сборами этих 5–6 трлн рублей в год занималось другое ведомство, подотчётное самой Ольге Юрьевне — Пенсионный фонд России.

Этот довод, конечно, не выдерживал никакой критики: когда этот же социальный блок "заморозил" накопительную часть пенсий, никто о "возвратности" этих денег и не вспомнил. Во что же обошёлся этот бюрократический эксперимент?

Чиновничьи амбиции на 1,5 трлн

 

Фото: © РИА Новости/Алексей Дружинин
 
 То, что ПФР не может качественно контролировать сбор этих денег, стало ясно с самого начала.
По подсчётам главы бюджетного комитета Госдумы Андрея Макарова, проверки правильности уплаты страховых взносов, которые проводит Пенсионный фонд, не окупают даже затрат на их проведение: в среднем эффективность одной проверки ПФР — 26 тыс. рублей, ФНС — свыше 1 млн рублей. Прекратить эксперимент призывали не только в Госдуме, но и в Минфине, Минэкономразвития, в Счетной палате, но всё без результата.  Однако только экономический кризис дал понять, что больше терять деньги на администрировании пенсионных взносов нельзя.

О масштабах потерь призналась сама Ольга Голодец летом на прошедшем Санкт-Петербургском экономическом форуме, после того, как решение о прекращении эксперимента было принято. Она заявила, что передача налоговой службе администрирования пенсионных взносов повысит доходы Пенсионного фонда России на сумму до 200 млрд рублей в 2017 году "в условиях сегодняшнего тарифа и сегодняшней системы".

То есть пока взносы администрировал ПФР, бюджет эту сумму терял, итого за шесть лет потери составили 1,2 трлн рублей — причём речь идёт только о страховых взносах на пенсионное страхование, без учёта медицинского и социального. А с учётом этих взносов сумма потерь возрастает до 1,5 трлн рублей.

Фактически если бы ПФР не терял эти деньги на администрировании, то и не возникло бы необходимости замораживать накопительную часть пенсий: по оценке Ассоциации негосударственных пенсионных фондов, за три года "заморозки" с пенсионных счетов граждан было изъято как раз порядка 1 трлн рублей. И этого можно было бы избежать, просто более эффективно администрируя эти платежи, забыв о чиновничьих амбициях.

На 2017 год правительство вновь приняло решение заморозить накопительную часть пенсий — в четвёртый раз.

Бухгалтерия на полтриллиона

 

Фоо: © РИА Новости/Андрей Теличев
 
 Впрочем, потери экономики составили не только в прямых потерях от плохого администрирования взносов. Дело в том, что вместо одного отчёта по Единому социальному налогу компаниям надо было сдавать сразу несколько, по каждому страховому взносу, что, конечно, требует от предприятий увеличения затрат на документооборот. И хотя крупные компании с большим штатом бухгалтеров это почти не заметили, для малого бизнеса это стало довольно ощутимым ударом.

По данным исследования экономистов PwC, для модельной компании (микробизнес до 15 чел.) время, необходимое для формирования расчётов и исчислений налоговых платежей в России, составляет 168 часов в год, время для формирования отчётности по страховым платежам —составляет 76 часов. По этому показателю Россия находится на 54-м месте из 161 страны, но это касается только модельной компании с минимальным количеством сотрудников, не беря в расчёт время, необходимое для пересчёта страховых взносов в связи с оформлением командировок, отпусков, больничных и декретов, постоянной ротации сотрудников и других неучтённых факторов, для решения которых необходимо время высокооплачиваемых бухгалтеров.

По оценкам "Деловой России", расходы только малого бизнеса на работу бухгалтеров в части начисления страховых платежей, отчётности по ним и осуществления самих платежей составляют около 80 млрд рублей ежегодно. То есть за шесть лет "работы" ПФР расходы предприятий на оформление бумаг по страховым взносам составили минимум 480 млрд рублей.

Впрочем, самим чиновникам это пошло в профит: для контроля за взносами их штат ПФР в 2011 году увеличился на 10,3 тысячи человек, а это увеличение бюджетов, льгот и выплат. Например, в среднем на содержание одного специалиста в 2017 году ПФР выделяется примерно 56,8 тыс. рублей в месяц, а это более семи млрд рублей в год. 

Однако основная проблема в части страховых платежей, с которой сталкиваются предприятия — это высокая суммарная ставка по страховым отчислениям с заработной платы сотрудников. В 2011 году ставки страховых взносов были повышены, и сейчас тариф составляет 30% от фонда оплаты труда, в то время как шесть лет назад — только 26%.

По оценкам PwC, нагрузка по страховым платежам оставляет 35,4% от коммерческой прибыли, что ставит Россию на 150-е место среди 161 страны. При этом нагрузка в России с каждым годом растёт, а в мире снижается, средняя нагрузка в мире в 2015 году составила 17,6% — в два раза ниже, чем в России.

В пресс-службе ПФР, впрочем, с этими расчётами не согласны.

— Представленные расчёты невозможно оценить на предмет их корректности и, соответственно, согласиться с ними, — заявил Лайфу официальный представитель ПФР. — Если ФНС будет собирать больше, то мы и пенсионеры будем очень этому рады, но надо это увидеть.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх